Дом восходящего солнца

Главная - Дом восходящего солнца

Восток, как известно, дело тонкое. Японский же Восток – дело настолько тонкое, что впору усомниться: не разойдется ли оно по швам, столкнувшись с «русским размером»? В свете нарастающего интереса к японской культуре хочется поговорить об уместности японских стилизаций в наших домах.

Те, кто бывал, а тем более подолгу жил в Японии, утверждают, что между нашими народами лежит настоящая пропасть. Японцы совсем другие – с другими мыслями и представлениями о жизни, с другим стилем взаимоотношений и распорядком

Восток, как известно, дело тонкое. Японский же Восток – дело настолько тонкое, что впору усомниться: не разойдется ли оно по швам, столкнувшись с «русским размером»? В свете нарастающего интереса к японской культуре хочется поговорить об уместности японских стилизаций в наших домах.

Те, кто бывал, а тем более подолгу жил в Японии, утверждают, что между нашими народами лежит настоящая пропасть. Японцы совсем другие – с другими мыслями и представлениями о жизни, с другим стилем взаимоотношений и распорядком дня. И эстетика их интерьеров веками создавалась именно для японского менталитета. Мы можем со стороны восхищаться многими идеями дальневосточного дизайна, однако переносить их в наши квартиры следует с большой осторожностью.

Минимализм: открытые пространства и ширмы

Цвет их должен быть светлым и неброским (теплые оттенки от белого к светло-коричневому), материалы – натуральными, а формы – предельно простыми

Если вам в голову придет идея устроить у себя в квартире японскую гостиную без мебели, сходите для начала в национальный японский ресторан. После трехчасового сидения коленками на подушечке за низким столиком вы сможете более трезво взвесить свои возможности, а заодно поразмышляете о силе генетики, подарившей японцам особое устройство нижней части туловища. Во всяком случае, диван и нормальной высоты стол, скорее всего, будут милостиво допущены в ваш восточный замысел. Чтобы эти европейские «рудименты» не выпадали из общего стиля, цвет их должен быть светлым и неброским (теплые оттенки от белого к светло-коричневому), материалы – натуральными, а формы – предельно простыми.

После этого неминуемо встанет вопрос о шкафах: такого понятия в японском интерьере также не существует. Тем не менее, при явном отсутствии в вашей планировке традиционных для Японии стенных ниш вещи где-то хранить надо. Здесь на помощь вам могут прийти уже ставшие привычными сегодня шкафы-купе. Если вы закажете для них двери из белого матового стекла с тонким переплетом из квадратов (под темное дерево), вы вполне добьетесь нужного колорита. В поддержку к дверцам шкафа вы можете установить вместо межкомнатной двери решенные в том же дизайне раздвижные перегородки («седзи») – и ансамбль будет завершен.

Итак, японское жилище – это прежде всего много свободного пространства, заполненного светом и способного к трансформации. В идеале вы должны либо иметь весьма просторную комнату, либо (если у вас стандартная квартира) освободиться от парочки стен. Не беспокойтесь, стены эти при необходимости вы сможете восстановить – во всяком случае, на время. Японцы очень любят играть с пространством с помощью переносных ширм и раздвижных перегородок. Но имейте в виду: здесь тоже таится ловушка для русского менталитета. Если в Японии от человека и можно отгородиться тоненькой ширмой (там не принято громко разговаривать), то у нас иногда и двойные двери не спасают. Так что, прежде чем сносить стены в угоду японской экзотике, нужно сто раз подумать.

Разумеется, это не значит, что вам следует вовсе отказаться от такой замечательной (и, кстати, очень полезной) детали, как ширма. С ее помощью можно отлично менять комнату визуально и зонировать пространство для каждой конкретной ситуации. Сегодня японцы предпочитают скромные ширмы из планок и рисовой бумаги, а иногда снабжают конструкцию легкими полочками.

Другие правила: культ неброской красоты

Главная особенность японской эстетики – скромная, как бы недосказанная («минимальная» для использованного материала) красота, которая распространяется буквально на все бытовые предметы (по-японски это выражается понятиями «ваби, «сибуй» и «юген»). У них в хозяйстве есть масса трогательных (и при этом малопонятных для русского человека) вещиц: какие-то блюдечки, подставочки, лопаточки, заколочки и т. д. Все они одинаково практичны и декоративны – другого варианта не дано. При этом в них начисто отсутствует подобие и привычная для нас симметрия. Рисунки на чашках внутри одного «сервиза» не повторяются – и это не орнаменты, а именно рисунки, изящные и графичные.

Всерьез вводить японские «штучки» в свою повседневную жизнь – затея, не слишком подходящая для семьи, существующей в нормальном рабочем режиме. Японская привычка «есть глазами» чужда нам – по крайней мере в повседневности. Однако иметь в шкафу-витрине несколько изысканных японских чашек, ежедневно любоваться ими и изредка попивать из них с гостями жасминовый чай – прекрасный способ продемонстрировать свой вкус. Особенно ценятся у японцев предметы старинные, с налетом времени: потемневшие, пожелтевшие по краям, покрытые сеточкой трещинок (или хотя бы с эффектом кракле). Этот драгоценный «налет» они называют «саби» (ржавчина) – и ни в коем случае его не счищают (тоже, кстати, спорный вариант для привыкших все отдраивать европейцев).

Японские аксессуары: дым без огня

Оформляя дом в японском стиле, важно понимать, что, в отличие от других способов декора, этот стиль требует полного погружения «в тему», и деталями тут не отделаешься. Если вы попытаетесь воссоздать ощущение Японии при помощи аляповатых сувенирных вееров на стенах, коллекций сомнительных нэцке, одетых в кимоно кукол и плохо ухоженных экземпляров дерева бонсай, то ничего, кроме китча в азиатском стиле, у вас не получится. Японский интерьер надо делать «изнутри», а не снаружи. Поэтому не спешите скупать весь ассортимент японских магазинов, а вместо этого максимально «откройте» пространство в вашей маленькой домашней Японии (уберите все шкафы «в стены»), затем снабдите его описанными выше ширмами и перегородками (а-ля темное дерево и рисовая бумага), а затем уже продумывайте детали. Пусть их будет немного: один миниатюрный лакированный столик или шкатулка, одна красивая ваза с икебаной, одна традиционная японская картинка на стене (лучше не яркая), несколько бамбуковых или соломенных ковриков на полу, подвесные ширмы на окнах. Главными же героями вашей японской сказки должны стать воздух и свет освободившейся от всего лишнего комнаты. Поверьте: с ними ваш дом приобретет черты японского минимализма без всяких там развесистых сакур, кимоно и наборов для суши.

Только вот есть палочками русскую еду вы своих гостей не заставите: слишком уж она вкусная, да и вообще, как у нас говорят – большому куску рот радуется!

Мебель из прошлого

Практически все известные нам виды мебели — стол, стул, кресло, скамейка, шкаф (изначально — сундук) — существовали уже в глубокой древности. Так, уже древние египтяне и жители Месопотамии умели изготавливать мебель из дерева, тростника, пальмовых листьев, сухожилий и кожи животных, украшая ее благородными металлами, фаянсом и стеклом. Античные цивилизации (Древняя Греция и Рим) подхватили эстафету, создав множество прекрасных образцов практичной и удобной мебели. Кстати, в дальнейшем именно греко-римское искусство дало мощнейший импульс к возникновению европейских мебельных традиций эпох Ренессанса и классицизма. Известно, что античным художникам удавалось великолепно сочетать в своих творениях простоту, утонченность, изящество линий и комфорт. Им, в частности, принадлежит идея оформления мебели разнообразными орнаментами (прежде всего, орнаментом «меандр»), фигурами грифонов или звериных лап. Спустя многие сотни лет европейцы позаимствовали большинство из этих находок, во многом переосмыслив их и доведя до своего логического завершения.

Коллекционировать старинную мебель интересно и престижно. Однако человеку, решившему заняться этим поистине элитарным делом, придется столкнуться с многочисленными проблемами. Во-первых, коллекцию антикварной мебели необходимо хранить лишь в очень просторном помещении, где создан специальный микроклимат (нельзя допускать излишней влажности, но и сухой воздух также может пойти раритету не на пользу). Впрочем, при наличии средств для покупки старинной мебели, скорее всего, найдутся деньги и на оборудование соответствующей комнаты-музея. Дополнительных затрат обычно требует реставрация. При этом обращаться можно только к настоящим специалистам, которые не испортят ценный экспонат. А таких людей придется еще поискать.

Но основная проблема состоит в том, что отличить подлинную антикварную мебель от качественной подделки бывает очень трудно. Чтобы случайно не приобрести не представляющий никакой ценности плагиат, необходимо досконально изучить различные аспекты старинной мебели — ее формы, декор, материалы, технику выработки, особенности стилей и т.д. К счастью, недостатка в красочных альбомах-справочниках сегодня нет — их можно приобрести в любом крупном книжном магазине.

Надо сказать, что фальсификаторское искусство достигло сегодня довольно больших высот. Как правило, подделку изготавливают из сравнительно дешевых материалов, которые неспециалист вполне может принять за благородные сорта дерева. К примеру, черное дерево умело подменяется грушевым или яблоневым, протравленным специальными препаратами (сульфатами, хлоридом), а вместо ореха используют бук, ольху или липу, обработанные анилином. Одним словом, тонкостей здесь великое множество.

Чтобы ввести в заблуждение не слишком разборчивого коллекционера, фальсификаторы нередко имитируют на древесине червоточины, выстрелив в нее дробью или уже изначально используя подточенную жучком породу. Иногда предметы мебели собирают из старых сундуков, превращая никому не нужную рухлядь в прекрасный старинный шкаф. Только вот никакой исторической ценности такие «поделки», разумеется, не представляют.

Впрочем, в отдельных случаях распознать подделку возможно. В современных копиях, как правило, отсутствуют деревянные гвозди, механические повреждения при внимательном рассмотрении покажутся насильственно причиненными, полировка будет отдавать жестким блеском или иметь зеленоватый оттенок. Если монограммы (выжженные или вырезанные) находятся на видном месте, это верный знак того, что перед вами подделка. На позднее происхождение предмета мебели указывают, например, аккуратно сработанная задняя стенка и чересчур гладкая внутренняя поверхность, новые замки, дополнительно приделанные украшения, которых, согласно справочникам, быть не должно, и т.п.

Между прочим, на современном антикварном рынке иногда попадаются и более ценные подделки. Оказывается, интерес к старинной мебели возник в России и Европе еще во второй половине XIX века. А поскольку спрос многочисленных коллекционеров не мог быть в полной мере удовлетворен настоящим антиквариатом, некоторые мастерские начали производить весьма качественные подделки. Есть данные, что крупные объединения художников и столяров, занимавшихся подобными фальсификациями, существовали в Париже, Венеции, Петербурге и других культурных центрах того времени. Естественно, сегодня подделка такого уровня нередко ценится наравне с подлинным произведением искусства.

Итак, допустим, предприимчивым фальсификаторам не удалось обвести вас вокруг пальца, и подделка не куплена. Но где отыскать настоящий раритет? К сожалению, от древних времен и эпохи Средневековья оригинальная мебель до нас практически не дошла (отдельные экземпляры хранятся во всемирно известных музеях, но пытаться заполучить такой экспонат домой практически бесполезно). Подавляющее большинство предметов мебели Нового времени тоже постигла печальная участь. Как правило, они погибали во время революций, войн, пожаров и наводнений вместе с домами, а то, что чудесным образом сохранилось, давно заняло свое место в музейных залах всего мира. Кроме того, активно используемая в быту мебель стремительно изнашивалась и теряла свою первоначальную привлекательность. Тогда ее убирали в чулан или сжигали, немедленно подыскивая ей достойную замену. Кстати, многие красивые и дорогие вещи, украшавшие дворцы, кабинеты вельмож или, к примеру, монастыри, не только изнашивались, но и со временем выходили из моды, попадая впоследствии в крестьянские дома (известны случаи, когда в прекрасных свадебных сундуках народ хранил овес или инвентарь).

Как показывает практика, большинство коллекционеров обращают внимание прежде всего на русскую мебель XVIII — XIX веков. Во-первых, если очень постараться, то изделия этого периода еще можно найти в некоторых антикварных магазинах или у частных продавцов (с более древними вещами дело обстоит сложнее). Во-вторых, отечественная мебель представляет собой огромный исторический интерес.

Русское мебельное искусство, являясь, по большому счету, искусством заимствованным, за очень короткий срок (пора ученичества насчитывает всего несколько десятков лет) достигло европейского уровня. На основе лучших иноземных образцов наши мастера научились создавать подлинно русские шедевры.

До первой половины XVIII века к изготовлению мебели в России подходили с чисто утилитарных, практических позиций. Неудивительно, что в то время она отличалась традиционностью (в худшем смысле этого слова) и однообразием форм. Достаточно скудным был и набор материалов, применяемых для ее изготовления. Ситуация изменилась с началом царствования Петра Великого. Быстрый рост Северной столицы, возведение городских дворцов и домов знати способствовали возникновению спроса на новую мебель европейского образца, которой, однако, на первых порах катастрофически не хватало (массовые закупки за рубежом не могли решить возникшую проблему). Тогда Петр Алексеевич решил направлять в европейские страны своих агентов, чтобы те «зазывали» в Россию мастеров различных специальностей, обещая им многочисленные заказы и хороший доход. Согласно контрактам, заграничные мебельщики должны были не только изготавливать качественную и красивую мебель, но еще и обучать своему искусству приставленных к ним русских учеников.

Осваивая европейские мебельные традиции, российские умельцы старались адаптировать их к особенностям российской действительности. Например, из мебели иностранного производства предпочтение отдавалось английской, голландской и немецкой — добротной, прочной и без лишних декоративных изысков. Ножки и спинки стульев часто украшались резьбой в виде крупных завитков, напоминающих по своему внешнему виду петушиные гребни (чисто национальный элемент).

Во второй половине XVIII века и в XIX веке русское мебельное искусство достигло настоящих высот.

Ярким примером мебели второй половины XVIII века может служить золоченое кресло президента Военной коллегии, на котором восседал сам Г.А.Потемкин. Вокруг центрального щита, обитого бархатом, скомпонованы шлем, палица Геркулеса, меч и лук со стрелами — полный набор античных мотивов, столь популярных у классицистов.

Переход от витиеватых форм барокко, господствовавшего в первой половине XVIII века, к прямолинейным чертам эпохи классицизма в полной мере завершился в России только к 80-м годам XVIII века. К этому времени окончательно утвердилась и классическая орнаментика. Как правило, набор орнаментов включал в себя геометрический сетчатый, звездчатый, а также орнамент из цветочных гирлянд. Иногда можно встретить изображения архитектурного пейзажа или даже многофигурные композиции.

Для отделки корпусной мебели часто применяли технику маркетри (от фр. «marqueterie» — вид мозаики из фигурных пластинок, различных по цвету и текстуре, которые наклеивались на деревянную мебель). В этой манере выполнялись бюро с крышками цилиндрической формы, шкафы идр. При изготовлении мебели также использовали металл, который придавал ей более утонченный вид.

В XIX веке русская мебель прошла путь от позднего классицизма до модерна, при этом начиная с 40-х годов различные стили в мебели часто сосуществовали даже в пределах одного дворца (столь популярная в наши дни эклектика, то есть смешение стилей).

Первое десятилетие XIX века было ознаменовано тем, что тенденции, которые наметились еще во второй половине XVIII века, получили свое дальнейшее развитие. Это время позднего классицизма, который отчетливо выражен, например, в мебели, создававшейся по проектам архитектора А.Н. Воронихина. Однако уже русскую мебель 20-30-х годов стали изготавливать в формах ампира (от фр. «еmpire» — империя, стиль в искусстве наполеоновской Франции, служивший воплощению идеи государственного могущества и характеризующийся монументальными лапидарными формами). Этот стиль прекрасно отражал настроения эпохи, наставшей после победы России над Наполеоном. Широко распространилась в это время мебель прямолинейных форм из красного дерева с медными тягами (впоследствии она получает название стиля жакоб — по имени известного мастера Жакоба Демальте).

Одним словом, коллекционируя мебель, человек не просто пытается воссоздать у себя дома великолепные интерьеры прошлого, он словно становится соучастником тех событий, которые происходили много лет назад. Старинная мебель хранит в себе дух прошлого намного лучше, чем многие другие предметы антиквариата. В этом, пожалуй, главная ее особенность.

23.10.2017
Реклама: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9