Статуя из стекла и хрусталя

Главная - Статуя из стекла и хрусталя

Уважаемые читатели, я рад возможности хотя бы вкраце рассказать Вам о том удивительно красивом и выразительном, но в той же мере и очень капризном материале, с которым работаю долгое время - о стекле. Многие тут же пренебрежительно улыбнутся - стаканы, бутылки, оконные стёкла - какие капризы - бросовый, копеечный материал. Действительно, за долгие века - ведь стекло известно уже более 6000 лет- оно приобрело изумительные качества - по чистоте и богатству палитры встав вровень со своими природными драгоценными аналогами, при этом оно давно уже является повсеместно доступным и недорогим искусственным минералом.

Но скажите тогда, отчего же при словосочетании "статуя из стекла" зрительная память не выкладывает ни одной картинки; отчего ни один великий скульптор, достойно выразив себя в бронзе, мраморе, чём угодно, не оставил нам ни одной работы в этом сверкающем, чистом материале? Напомню, я говорю об объёмной, полноразмерной, зрительно сопоставимой с оригиналом скульптуре из стекла. Только представьте себе двухметрового Давида, вытесанного или отлитого из прозрачного льдистого хрусталя. А русалку розового матового стекла, мягко светящуюся изнутри, среди тёмной глади Копенгагенского залива - декоративные качества стекла настолько велики, на мой взгляд, что не сопоставимы ни с одним другим материалом.

И при всём этом долговечный, выразительный, достаточно доступный по цене материал практически вычеркнут из "скульптурного обихода". Однажды давно задавшись этим вопросом, хочу ещё раз обозначить цель - получение полноразмерного, легкоузнаваемого скульптурного изображения человека или животного из стекла,- и что немаловажно, в разумные сроки и по реальной цене; или всё то же вкупе - того, чего нет сейчас нигде.

Ясно определив цель, для начала попытаемся найти самоё "глыбу стекла" для будущей статуи. И здесь обнаруживается, что стекло - это переплавленный камень, огромными температурами сжатый до напряжения, чистоты и прозрачности кристалла, и как нет в природе глыб топаза или аметиста, так нет и понятия - "глыба стекла". Внутренние напряжения настолько велики, что получить кристалл сечением в полметра уже невероятно дорого и трудно - его просто разрывает изнутри при малейшем сотрясении или перепаде температур. Да и обработка, если возможна, только алмазом или адской смесью крепчайших кислот - вот Вам и бросовый, копеечный материал.

Итак, определив в этом направлении "полный" тупик, вспомним о множестве давно известных синтетических клеев, при тщательной подгонке фрагментов позволяющих набрать искомый объём без сколько-нибудь заметной рефракции. Клеи же последнего поколения, катализующиеся под воздействием УФ-облучения, просто превосходны - совершенно не преломляя света, они дают химически стойкое, навечное соединение и полный эффект цельного массива - стекло бьётся как угодно, только не по месту склея. Вспомните автомобильные лобовые стёкла. Соответственно, "разложив" статую на фрагменты (извиняюсь за возможные ассоциации), изготовив и склеив их, мы получаем цельную скульптуру необходимого размера.

Решив таким образом эту проблему, перейдём к собственно фрагментам. Естественно, что раз уж обработка стекла "вхолодную" - алмазом и кислотой - настолько кропотлива и дорога, необходимо по возможности свести её к минимуму, сократив количество фрагментов и при этом максимально обеспечив их нужную нам геометрию. Таким образом, мы непосредственно подошли к горячему, в расплаве, формованию стекла.

Здесь сразу приходится отметить, что на этом этапе в балансе дуэта скульптор-технолог резкий крен идёт в сторону второй составляющей, но попробуем всё же, "навскидку", подобрать подходящий нам по цене и качеству способ. Наиболее доступный - выдерживая в пламени ещё мягкий кусок стекла, мастер вылепливает скульптуру практически вручную, создавая поразительные по красоте вещи. Лучше всех эта техника отработана, пожалуй, у итальянцев - в Мурано, чему подтверждением даже этимология выражения "взять на понтий"- копьё (итал.), на острие которого и подцепливается расплавленный кусок стекла. Но нам, к сожалению, она не подходит - ни по размеру, ни по точности, да пожалуй, и цене. Даже имея перед глазами гипсовый слепок необходимого фрагмента, ни один мастер "на глаз" не "выведет" нужного рельефа стыкуемой кромки, точного размера, углов, и прочее, и прочее.

Другой способ, первенство в котором принадлежит Франции (знаменитые фирмы Lalique и Daum) - литьё расплавленного стекла в огнеупорные одноразовые формы. Кстати, и отливка самой большой цельной скульптуры "Рог изобилия" высотой в ! метр произведена фирмой Daum. Размеры, точность передачи деталей и качество литья (моллирования, от фр. - moller) у этих фирм великолепны. Правда, и цена на подобные изделия жестко привязана к их размеру - вне художественной ценности каждый сантиметр сверх 40 резко приближает себестоимость к весу золота - сказываются сложность технологии, сроки исполнения и энергоёмкость процесса - в зависимости от размера, изделие выдерживается в печи до нескольких недель, и обходится в конечном итоге в десятки тысяч у. е. Сколько же будет стоить полноразмерная двухметровая статуя? Даже и не думая об этом, переходим к следующему способу горячего формования стекла - выдуванию его в т. н. тиходувные формы.

Процесс представляет собой следующее - длинной металлической трубкой выбрав из печи ком расплавленного тягучего стекла, мастер поддувает в трубку воздух, одновременно выкатывая на доске огненный шар. Улучив нужный момент, он быстро вкладывает живую, дышащую плоть шара в форму, и что есть сил нагнетая лёгкими давление воздуха внутри, впечатывает мягкое стекло во внутреннюю поверхность формы. В момент соприкосновения температура стекла резко падает с 800*С на 200*-300*С ниже, отдавая избыток материалу формы - обычно это чугун или бронза. Долгий, трудоёмкий и дорогой процесс изготовления форм можно существенно облегчить, заменив металл керамикой, так же успешно справляющейся с многократным (200-400 циклов) тепловым ударом в этом диапазоне температур.

Ещё минута выдержки для кристаллизации, затем форма быстро раскрывается, и мастер вынимает из неё практически готовое изделие. Теперь отбить его от трубки и - в медленно, (сутки) стынущую печь для полной кристаллизации и снятия внутренних напряжений.

Осмотрим внимательно остывшее изделие. Вес его, а значит и размер, и толщина стенки бывшего шара ограничены лишь силой рук и лёгких мастера-выдувальщика, что позволяет получить соответственно килограммов 15 веса и толщину стенки стекла 1-3 см. при размере где-то в треть торса натуральной величины. То есть весь объём статуи "раскладывается" на приемлемое количество достаточно точно отформованных и пригодных для дополнительной обработки, прочных и всё же относительно недорогих в изготовлении фрагментов. Так, их количество для фигуры свободно стоящего человека будет составлять ориентировочно не более 20 штук, что даже по расценкам наших стекольных заводов составляет-таки разумную сумму денег.

Это плюсы. Минусы - конечно, статуя в конечном итоге будет представлять собой полую, сборную, а значит, и достаточно хрупкую конструкцию. Но проблема решаема, если в качестве армирующего элемента использовать залитый внутрь статуи абсолютно прозрачный композитный пластик типа акрила. Защищённый снаружи стеклом и не подверженный никаким механическим и атмосферным воздействиям, он навечно даст конструкции вид цельного массива и сопоставимую с мрамором общую механическую прочность. Следующее - раз уж каждый предполагаемый фрагмент изначально в основе своей имеет форму шара, отдельные резко выдающиеся элементы - например, разведённые пальцы рук придётся выполнять либо отдельным фрагментом каждый палец, либо же получать всю кисть литьём. Впрочем, это ограничение достаточно учесть ещё при построении композиции скульптуры. К примеру, статуэтка девушки из бесцветного хрусталя (на фото) общей высотой 85 см. и весом в 9 кг. состоит из 2-х склеенных частей - нижней в 46 см. и верхней в 39 см.

Из остальных частей наибольшую сложность представляет собой получение, конечно, фрагмента головы. Перефразируя известное выражение, скажем - имея голову, имеем всё. Основное требование к форме, в которой выдувается оттиск - высокая скорость, с которой должна открываться и закрываться форма - любое промедление приводит либо к стеканию шара с трубки, либо к переохлаждению стекла. Надёжнее всего двухчастевая форма, словно ладонями охватывающая шар во время выдува, но детализация такого оттиска невысока - всего с двух сторон по касательной, на выход оттиска из формы. Для римейка головы Давида потребовалась форма из 6 одновременно сходящихся по всей линии разъёма и так же расходящихся частей, что дало вполне приемлемую схожесть с оригиналом. Толщина стенки полученного оттиска позволяет сколь угодно тщательно доработать его алмазом до состояния копии.

Итак, даже с учётом всех тонкостей бесспорно сложного, трудоёмкого технологического процесса, в конечном итоге следует признать и его преимущества. По сочетанию сроков, стоимости и качества проработки деталей скульптуры он вполне сопоставим с литьём металла или работой в камне. Соответственно, здесь мы с уверенностью признаём, что цель, поставленная нами в начале статьи, вполне и реально достижима. К сожалению, несмотря ни на что, вообще работа со стеклом, а тем более подобного масштаба, предполагает значительные материальные затраты - то есть, и выполнена может быть только на заказ. И вот здесь в первую очередь приходится столкнуться с расхожим взглядом на стекло либо как бросовый, либо совершенно не скульптурный минерал. Хотелось бы надеяться, что эта статья хоть немного изменит общепринятое отношение к нему и поможет занять достойное место в ряду других "исконно" скульптурных материалов, тем более что возможности стекольных заводов сегодня позволяют использование целого ряда способов дополнительного декорирования стекла. Это химическое матирование поверхности солями аммония (ещё его называют сатинированием), иризация, патинирование, роспись оксидами драгоценных металлов, включение в массу прозрачного стекла мельчайших блёсток и пузырьков. И это не считая основного достоинства - широчайшей гаммы и чистоты окрашенных в массе своей цветных ювелирных стекол (по цене практически равных обычному). Оттого и предложение изготовить скульптурный портрет, скажем, Одри Хёпберн из дымчатого бархатистого хрусталя для демонстрации колье, серёг и диадем смущает слишком очевидной самоценностью подобного "манекена" по отношению к презентуемым драгоценностям.

Но если уж говорить о возможностях применения этой технологии, сразу хочется использовать наиболее выигрышные для стекла комбинации его со светом и текучей, подвижной водой. Это может быть, например, светящаяся хрустальная нимфа как центральная часть композиции фонтана. Или статуя - световая колонна в интерьере, пусть даже в качестве барельефа - например, световая консоль в виде кариатиды. Или же действительно рельефный витраж. Да и скульптурный портрет (бюст), выполненный в таком живом и изящном материале, как хрусталь, воспринимается куда легче и свежей, (на мой взгляд), чем мрамор или бронза. Словом, стеклу ещё только предстоит занять эти свободные, пустующие пока "ниши".

24.11.2017
Реклама: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9